Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

sharpedshpinks

(no subject)

Когда с пустым стаканом ты
стоишь задумчивый и строгий
Не исполняются мечты
и не проходятся дороги

Но стоит лишь в него плеснуть
Из откупоренной бутыли -
С мечтою начинаешь путь
и сказки переходят в были

Но вновь в стакане пустота
и вновь ты стиснут ожиданньем
Теперь бутыль твоя пуста -
полна лишь горьким назиданьем:

Запомни, коль бутыль одна
Она скучает непременно
И жизнь течет твоя, скучна
Уныла и опустошенна.

Но коли много бутылей -
не перестанет радость в сердце
Опустошил - и вновь налей
того чем можно разогреться

Да будет вечен твой Запой
Да не иссякнет чарка водки
Пошире голову открой
И заливай водяру в глотку!
sharpedshpinks

Немного о переводах.

Переведенное произведение, очевидно, таит в себе много опасностей. Основными из них, как мне кажется, являются недостоверность передаваемой переводчиком мысли, несоответствие ритма перевода ритму оригинала, обеднение образов и слога. Поэтому, может случится так, что некачественный перевод подействует на читателя еще более разрушающе, чем игнорирование и нечтение произведения вовсе.
Критерии, по которым можно с достаточной долей достоверности сказать, является ли данный перевод качественным, будет ли его мелодия насыщенной а слог и образы - богатыми, на мой взгляд следующие (речь идет о произведения созданных до 20-го века):

1. Дата первой публикации перевода (вероятность получить обедненный перевод после революции существенно выше, чем до нее)
2. Дата издания (даже если перевод произведен в конце 19-го века, но переиздан в 60-е года, то редактор вполне мог заменить части текста не отвечающие "политике партии" на "соответствующие духу времени").
3. Естейственно, личность переводчика и полнота владения им языком и информацией о культуре того времни времени, в которое писалось произведение. Так например смотря на биографию Ф. Ф. Зелинского, на род его деятельности, на количество переведенных им произведений можно с достаточно большой вероятностью сказать, что погружение в "предмет" у Зелинского было глубочайшим.
5. Условия, на (в) котрых производился перевод. (если человек брался за перевод из-за денег, будучи в тяжелейшем материальном положении, то требовать от такого перевода чего либо бессмысленно).
4. И, наконец, не надо упускать из виду рецензии, сделанные филологами, глубоко знающими оригинальный язык произведения.

В качестве примера могу привести кое что из того, с чем мне приходилось сталкиваться самому и из чего, собственно, я сделал такие выводы.
1. Гете "Фауст".
Величие Пастернака как поэта не вызывает никаких сомнений. Его образованность и знание языка так же находятся на самом высоком уровне. Но! переводил он Фауста в очень суровое время. Переводил, видимо большей частью из-за финансовых соображений, задача перед ним стояла (мое предположение) представить читателю молодой Советской страны, рабоче-крестьянской полуграмотной молодежи этой страны понятное, простое, выдержанное в духе времени произведение. С чем Пастернак, видимо, хорошо справился. Пострадал только Фауст. Естейственно, винить в этом Пастернака преступно и недопустимо ибо ни один из нас не может представить себе того, что творилось в тот период в СССР.
Теперь рассмотрим перевод Холодковского. Фауст был делом его жизни, Холодковский потратил долгие 40 лет кропотливого труда на создание, донесение до Русского Читателя всего величия Гете. Он создал богатый звучный красивый шедевр, превзойти котрый вряд ли сможет какой либо другой переводчик.
Здесь можно посмотреть на оба перевода: http://lib.ru/POEZIQ/GETE/

2. Софокл.
Практически такая же ситуация. На данный момент в продаже присутствует только в переводе Шервинского. Увы.... Хотя разница между переводами Зелинского и Шервинского не столь явна, как в предыдущем примере, но прочтя, например, того же Царя Эдипа в двух переводах последовательно не заметить ее не возможно и она далеко не в пользу Шервинского.
Здесь можно посмотреть на оба перевода: http://lib.ru/POEEAST/SOFOKL/

3. Еврипид в переводе Анненского.
Тут, казалось бы, все хорошо. Благо сравнивать не с кем. Как и Гнедич с его Гомером, так и Анненский был единственным человеком, который перевел Еврипида. Казалось бы можно расслабиться от отсутсвия альтернатив. А вот нет! В советское время трагедии Еврипида выходили под редакцией (не помню имени). И в этих изданиях вся "религиозно направленная галиматья" вырезалась и заменялась на "правильные мысли" твердой рукой редактора (а иногда и вовсе ни на что не заменялась). Так что прокупайте его книжки под современной редакцией.

Это что касается переводов.
А щас историю расскажу, которая потрясла меня до глубины души. Жил в России человек, именем которого назван университет в ее столице. И во время жизни занимался этот человек разнообразными науками, словесностью занимался, стихи писал (очень не плохие стихи, мягко говоря). И вот иду я по Невскому проспекту, захожу в книжные магазины и спрашиваю, а не продаются ли в них произведения Ломоносова. А мне говорят - нет, не продаются... Вот такая ледянящая душу история. Надо сказать что не только Ломоносова я спрашивал, но и других писателей созидавших славу русскому слову. Один интернет и остается, ибо выкладывают добрые люди того же Ломоносоа на lib.ru...

"На что вы, дни! Юдольный мир явленья
Свои не изменит!
Все ведомы, и только повторенья
Грядущее сулит.

Недаром ты металась и кипела,
Развитием спеша,
Свой подвиг ты свершила прежде тела,
Безумная душа!

И, тесный круг подлунных впечатлений
Сомкнувшая давно,
Под веяньем возвратных сновидений
Ты дремлешь; а оно

Бессмысленно глядит, как утро встанет,
Без нужды ночь сменя,
Как в мрак ночной бесплодный вечер канет,
Венец пустого дня!"

<1840> Баратынский
sharpedshpinks

Илиада

Поражаюсь Гомером. И от простой внутренней солидарности со словами Бродского о том, что 20-й век не принес ничего конструктивно нового в человеческую жизнь, перехожу к глубокому сожалению об этом.
Будучи достаточно невежественным и малоначитаным человеком я вполне допускаю существование на земле более величественных произведений, чем Илиада, но представить себе что-либо подобное - выше сил моего сознания.
Поэзия Гомера обладает чистотой и отрешенностью, а мощь, которую обрушивают на вас ее строки не сопостовима ни с одним из известных мне произведений. Суровое спокойствие, оправдание, знание судеб, восхищение, мужество - вот тот состав из которого творилась поэма.
Ни один из писателей не наделял свое произведение такой огромной внутренней силой. Тут нет места сомнениям, душевным терзаниям, метаниям. Здесь - восприятие воли богов, приятие смерти, несение боли без содраганий и сомнений...
Визуальный ряд, рождаемый на страницах куда более реалистичен, чем окружающий вас пейзаж, хотя бы в силу своего превосходства над последним.

Почувствуйте образ героя Гектора. Через три тысячеления он встает перед вами, как оживший исполин, разомкнувший свои очи и жаждущий прославить Трою, отправившись без колебания, за нее в мрачный Аид:

---------------------------------------

...Стал он у самых ворот и, чтоб не был удар маломочен,
Ноги расширил и, сильно напрягшися, грянул в средину;
Сбил подворотные оба крюка, и во внутренность камень
Рухнулся тяжкий. Взгремели ворота; ни засов огромный
Их не сдержал: и сюда и туда раскололися створы,
Камнем разбитые страшным; и ринулся Гектор великий.
Грозен лицом, как бурная ночь; и сиял он ужасно
Медью, которой одеян был весь и в руках потрясал он
Два копия; не сдержал бы героя никто, кроме бога,
В миг, как в ворота влетел он: огнем его очи горели...


...Пена клубилась из уст, под бровями угрюмыми очи
Грозным светились огнем; над главой, воздымаяся гребнем,
Страшно качался шелом у летавшего бурей по битве...



Картины боя, с участием богов...

-------------------------------
...Их возбуждает Арей, а данаев Паллада Афина,
Ужас насильственный, Страх и несытая бешенством Распря,
Бога войны, мужегубца Арея сестра и подруга:
Малая в самом начале, она пресмыкается; после
В небо уходит главой, а стопами по долу ступает.
Распря, на гибель взаимную, сеяла ярость меж ратей,
Рыща кругом по толпам, умирающих стон умножая....



Апофеоз Горя ахеян. Гибель Патрокла. Поэт подчеркивает эту нечеловеческую скорбь восставляя перед нашим взором Ахиллесовых коней, свидетелей крушения. Надо заметить - это единственное активное вступление животных в сюжет произведения. Удивительный образ, мощнейший по силе и красоте рисуется перед нами. Плачущие кони. Остановитесь на минуту, вслушайтесь в два этих слова...
А теперь - то, как рисует их поэт:


...Кони Пелеева сына, вдали от пылающей битвы,
Плакали стоя, с тех пор как почуяли, что их правитель
Пал, низложенный во прах, под убийственной Гектора дланью...

........

Словно как столп неподвижен, который стоит на кургане,
Мужа усопшего памятник или жены именитой,-
Так неподвижны они в колеснице прекрасной стояли,
Долу потупивши головы; слезы у них, у печальных,
Слезы горючие с веждей на черную капали землю,
С грусти по храбром правителе; в стороны пышные гривы
Выпав из круга ярма, у копыт осквернялися прахом...


и еще - картина усталости и отступления великого героя:

...Часто и сильно дышал Теламонион; пот беспрерывный
Лился ручьями по всем его членам; не мог ни на миг он
Вольно вздохнуть: отовсюду беда за бедой восставала...